Оставить сообщение
Название компании *

Телефон *

E-mail *

Сообщение *

   

Все поля обязательны для заполнения




WIMEX
ГлавнаяНовостиАвтоМожно ли смутить девушку-дальнобойщика?
21 Сентября 2017  09:51

Можно ли смутить девушку-дальнобойщика?

Медиапроект СОЛЬ запустила новый цикл программ, героини которых разрушают гендерные стереотипы, выбирая «мужскую» профессию. В рамках первого эфира журналисты пообщались с девушкой-дальнобойщиком Юлией Лазаревой из Евпатории, которая считает, что в работе ей помогает упрямство.

 

Здравствуйте, уважаемые радиослушатели. Это программа «Женщина может», у микрофона Александра Хворостова. В 21 веке женщина уже давно отвоевала себе место в мире мужчин. Представительницы прекрасного пола могут голосовать и даже быть избранными, могут выходить замуж или не выходить, и никто их выбор не осудит. Но почему-то до сих пор обособленно стоит вопрос о неравенстве в профессиях. Сегодня в России до сих пор существует список так называемых «неженских» профессий. Существует он, кстати, с 1974 года. В этом списке более 400 видов работ. В министерстве труда еще зимой этого года вставал вопрос о пересмотре этого списка, но пока вопрос этот так и не решен. Именно поэтому мы решили сделать цикл программ о женщинах, выбравших себе непривычные в широком понимании профессии. Попытаемся понять, что привело их всех в так называемый «мужской мир», легко ли им справиться с гендерным неравенством, о чем мечтают девушки, которые решили стать дальнобойщиками, капитанами судов, охранниками. О них, красивых, сильных и смелых, мы расскажем вам. Сегодня в программе мы поговорим с девушкой-дальнобойщиком. Наша первая героиня — Юлия Лазарева, дальнобойщик, блогер. Давайте узнаем, в чем самая большая трудность этой профессии, какое будущее себе рисует девушка, променявшая жизнь у плиты на романтику дальних дорог. Юлия, здравствуйте.

Юлия Лазарева: Здравствуйте.

А.Х.: Когда вы решили стать дальнобойщиком?

Ю.Л.: Примерно в 2011 году или 2012.

А.Х.: А почему вдруг?

Ю.Л.: Потому что на пятитоннике своем ездила, лошадей перевозила, в принципе на более серьезных машинах ездить мне тоже захотелось, на пятитоннике неинтересно стало.

А.Х.: А какие были комментарии в ваш адрес, прежде всего, от родных, близких, знакомых, друзей?

Ю.Л.: Люди смеялись, не понимали, в чем прикол. Никто не понимал.

А.Х.: А не было осуждения — ну, что ты, Юля, зачем тебе, какой дальнобойщик, куда?

Ю.Л.: Может, немножко и было. Я сейчас и не вспомню.

А.Х.: А с коллегами по цеху вы быстро находите общий язык? Как вы ладите с мужчинами-дальнобойщиками?

Ю.Л.: По-разному. Кто-то настроен не очень, с такими людьми лучше вообще не общаться. Есть адекватные.

А.Х.: Дальнобойщик, насколько я представляю, — это профессия, связанная с долгими и далекими командировками. Как вы относитесь к этим командировкам?

Ю.Л.: Нормально. Я с удовольствием.

А.Х.: А в личном плане? Накладывает ли эта профессия отпечаток на личные отношения с молодым человеком?

Ю.Л.: У меня ни с кем никаких личных отношений нет, поэтому мне все равно. А если бы были, то это был бы ужас, наверное, какой-то, даже не представляю.

А.Х.: В будущем вы же планируете завести семью?

Ю.Л.: Пока не хочу, нет, не планирую. Если потом, то явно это несовместимо, потому что это будет не семья, а черти что.

А.Х.: То есть придется оставить профессию или придется мужу привыкнуть к вашей профессии?

Ю.Л.: Думаю, лучше оставить профессию, потому что это будет бедный муж. Это ненормально.

А.Х.: А родственники, мама, папа как относятся к вашим длительным командировкам?

Ю.Л.: Им-то все равно. Какая им разница? Нормально.

А.Х.: Сколько городов, регионов страны вы уже объездили?

Ю.Л.: Пока немного. Сейчас устроилась на фирму, где отправляют только на Москву, на Питер, иногда на Белгород. На прошлой фирме побывала. Но не сказала бы, что сильно много.

А.Х.: Но все равно, можно посмотреть Россию. Юлия, а вы же еще и блогер. Почему вы решили завести блог? Это профессия вас вынудила? О чем вы говорите со своими подписчиками в блоге?

Ю.Л.: Как-то люди меня подбили, я начала блог вести просто на страницах, во «ВКонтакте», например.  Просто фотографии, посты какие-то элементарные. И вот все начали просить видео. Я долго не решалась, потому что не умела, на YouTube даже не была зарегистрирована. А потом получилось и пошло. Как подписчики просили, так я и сделала.

А.Х.: И сколько подписчиков на сегодняшний день?

Ю.Л.: 126 тысяч сегодня.

А.Х.: Ого! Что говорят вам подписчики? Подбадривают? Есть ли осуждение? Есть ли те, которые завидуют вам?

Ю.Л.: Подписчики самые разные. Есть такие, которые хвалят в любом случае. Они в розовых очках — что бы я там ни сняла, ни показала, ни рассказала, я для них самая лучшая. Есть такие, которые в любом случае, какое бы хорошее или плохое видео ни было, расскажут, как все ужасно, это смотреть невозможно, кто ее вообще смотрит, дизлайк ей. А есть нормальные, самые адекватные, мне такие больше всего нравятся, которые всегда расскажут, что и как я делала неправильно, что мне нужно изменить и что более-менее сносно в этом видео я сделала. Вот к таким надо прислушиваться.

А.Х.: А самые адекватные комментарии по поводу вашей работы — это какие комментарии? И действительно ли вы прислушиваетесь к ним?

Ю.Л.: Да. Человек, допустим, критикует, читаешь комментарий, а ведь очевидно же, что он прав. Поэтому я не против нормальной критики.

А.Х.: Наверняка же есть среди подписчиков девушки, которые вам пишут — Юлия, я тоже хочу, как вы, сесть и поехать, рвануть за тысячу километров. Есть такие?

Ю.Л.: Есть, конечно.

А.Х.: Вы им как отвечаете?

Ю.Л.: Кому как, у кого какие обстоятельства. Некоторые за то время, которое они со мной общаются, уже категорию СЕ открыли, кто-то даже уже на работу устроился с огромным трудом.

А.Х.: Все-таки с трудом можно устроиться на работу дальнобойщику-женщине?

Ю.Л.: Мне даже сложно было с официальным опытом устроиться. А если она без опыта, только закончила автошколу, получила категорию СЕ, я не представляю, это вообще ужас.

А.Х.: А чем была сложность? Как объясняли вам работодатели? Именно в том, что вы девушка?

Ю.Л.: Да. Мне никто не доверял, я ничего не смогу сделать с машиной и т. д., зачем оно мне вообще надо. Не хотели брать очень многие.

А.Х.: А вы в машинах разбираетесь? Знаете, что там под капотом огромной машины, и можете справиться в нестандартной ситуации с проблемами?

Ю.Л.: Да.

А.Х.: А были ли такие обстоятельства, когда сама себе говоришь: Юля, зачем тебе все это надо? Хочу на кухню, варить борщи!

Ю.Л.: Нет. Точно нет. Я вообще не представляю себя, чтобы я там кашеварила. Я не умею этого делать и уметь не хочу.

А.Х.: Ничто вас не может сломить в вашем желании остаться дальнобойщиком. А в чем самая большая прелесть вашей работы? Что вам в вашей работе нравится больше всего?

Ю.Л.: Одиночество. Едешь, тихо-спокойно, успокаиваешь нервишки, все хорошо. И вообще приятно управлять большой машиной.

А.Х.: А кто же вам так взвинчивает нервы, что надо уехать за тысячи километров?

Ю.Л.: На конюшне тяжело, с работниками, с клиентами. Люди сложные.

А.Х.: А профессия дальнобойщика сложная? Объективно?

Ю.Л.: Нет, конечно. Может, когда-то была сложная раньше. Сейчас не то время, нет. Другие машины, сервисы, все другое.

А.Х.: А в чем минусы вашей работы? И есть ли они вообще для вас?

Ю.Л.: Например, я ненавижу искать места загрузок и выгрузок. Каждый раз едешь непонятно куда, блуждаешь неизвестно где, вечно неизвестные эти адреса, постоянно заезжаешь, куда не надо, ни один навигатор не работает нормально по грузовым и т. д.

А.Х.: А можно ли вас назвать счастливым человеком?

Ю.Л.: Да.

А.Х.: В чем ваше счастье?

Ю.Л.: Не знаю. Избавилась от всех проблем, которые мне не давали жить. У меня все хорошо сейчас.

А.Х.: А новые друзья? Есть ли вообще возможность вам, женщине-дальнобойщику, завести новых друзей? Или вы вообще не верите в дружбу, долгие отношения, даже дружеские?

Ю.Л.: Я в дружбу вообще не верю. Не знаю, каждый по-своему это называет. Для каждого дружба — это свое.

А.Х.: Много ли вообще девушек-дальнобойщиков у нас на дорогах?

Ю.Л.: По России, может быть, пара-тройка десятков.

А.Х.: А вы встречались с коллегами-женщинами?

Ю.Л.: Да, с несколькими встречалась.

А.Х.: Девушка с каким характером совершенно не может работать в вашей профессии, стать дальнобойщиком?

Ю.Л.: Слабенькие, бесхарактерные, которые ходят, сюсюкают. Им, конечно, здесь не место, не надо и себя мучить, и других.

А.Х.: То есть вы себя считаете сильной женщиной?

Ю.Л.: Конечно.

А.Х.: Прошу прощения, а бабой называли?

Ю.Л.: Постоянно называют.

А.Х.: И как вы к этому определению относитесь?

Ю.Л.: Никак. Мне все равно. Пусть называют.

А.Х.: А можно ли вас вообще смутить?

Ю.Л.: А что значит смутить? Обидеть?

А.Х.: Чтобы щечки красные стали, вот так.

Ю.Л.: Нет, это вряд ли. Обидеть — да, можно, чтобы аж злость брала, чтобы хотелось этому человеку по голове настучать. А чтобы до красных щек — нет, такого не может быть. По крайней мере, я такого не припоминаю.

А.Х.: Говорили мы и о плюсах, и о минусах вашей работы. А есть ли у вас перспективы роста в вашей работе?

Ю.Л.: А какие тут могут быть перспективы? Тут ни у женщины, ни у мужчины перспектив никаких. Поэтому я к этому серьезно и не отношусь. Просто как отдых, покататься за рулем, не более.

А.Х.: То есть вы, возможно, поменяете профессию, да?

Ю.Л.: Конечно. Я это вообще своей профессией не считаю. Я просто так отдыхаю. Здесь перспективы вообще никакой. Я не собираюсь всю жизнь крутить руль.

А.Х.: А в будущем с какой бы профессией вы связали свою жизнь?

Ю.Л.: Пока не знаю, ничего так сильно не нравится, как лошади, как фуры. Надо что-то новое придумать. Позже, может.

А.Х.: А в какую профессию вы бы точно не пошли?

Ю.Л.: В офис точно не пошла бы. Туда, где много людей, куда ты приходишь в 8 утра, в 5 вечера уходишь, и целый день сидишь и общаешься с людьми. Туда бы я не пошла.

А.Х.: Вам так люди надоели?

Ю.Л.: Я не могу их терпеть вообще. Я просто не смогу там работать. Уволюсь, наверное, через день.

А.Х.: А вы работали в большом коллективе, где много людей?

Ю.Л.: Я вообще ни разу ни на кого не работала, так что мне даже и не с чем сравнивать.

А.Х.: Получается, вы чисто гипотетически себе не представляете работу в коллективе?

Ю.Л.: Да. Я училась в школе, потом в академии училась. Я помню, как это ужасно. Там, правда, не до вечера надо было сидеть. Но надо было сидеть в обществе, заниматься всякой ерундой, которая тебе неинтересна. Это ужасно.

А.Х.: А что вам интересно?

Ю.Л.: Фуры и лошади мне на данный момент интересны.

А.Х.: А что из них больше? И то и другое — лошади…

Ю.Л.: Только одна настоящая, другая железная, да. Нет, лошади уже поднадоели, слишком много лет мы с ними. А фуры сейчас очень интересны.

А.Х.: Можно ли вас назвать спецом в своем деле?

Ю.Л.: Смотря в каком. В конном деле да, я специалист. В машинах — нет, я не разбираюсь.

А.Х.: Но вы настроены на то, чтобы овладеть профессией до уровня профессионала, специалиста?

Ю.Л.: Нет, не хочу. Я катаюсь, у меня все прекрасно, ничего другого мне не надо.

А.Х.: Если бы девушка вас спросила, надо ли ей идти в эту профессию, что бы вы сказали?

Ю.Л.: Надо хорошо подумать. Тут минусов для них, наверное, достаточно. Кто-то не любит ночевать непонятно где, в каких-то странных дворах, в полях, в промзонах. Для кого-то это целое дело. Мне лично все равно. А если для человека это проблема, то не нужно идти в эту профессию.

А.Х.: То есть вы сознательно уходите от маникюров, от посещения салонов?

Ю.Л.: Мне это неинтересно. Мне даже смешно это слушать. Никогда это не было интересно. Неважно, рулю я или не рулю.

А.Х.: К комфорту вы тоже относитесь посредственно, получается?

Ю.Л.: Мне комфортно в салоне. Мне не нужно обязательно ночевать дома каждый день.

А.Х.: Наверняка попадаются на вашем пути и мотели, и отели, и в машине спите?

Ю.Л.: Да.

А.Х.: А не боитесь ночью?

Ю.Л.: Нет. Ни разу не боялась.

А.Х.: Никогда не возникало страхов, что может кто-то залезть, не дай бог, домогаться или еще что-то?

Ю.Л.: Нет. Я в состоянии разобраться с этими проблемами.

А.Х.: А о чем мечтает женщина-дальнобойщик?

Ю.Л.: На данный момент BMW X6 новый хочу купить. Больше ни о чем не мечтаю. Денег не хватает.

А.Х.: Много не хватает?

Ю.Л.: Да, не хватает много. Б/у брать не хочу, а новый миллионов 6,5 где-то стоит. Поэтому не хватает мне очень много.

А.Х.: Тогда, может, снизить планку? Не BMW?

Ю.Л.: Б/у взять? Не BMW у меня есть. А я хочу именно BMW, именно новый.

А.Х.: Хорошо, вы получите BMW. А потом?

Ю.Л.: Так я не успею его получить, у меня уже будет куча новых идей в голове. Что-то новое придумаю.

А.Х.: Юлия, огромное спасибо, что вы уделили нам время, пообщались с нами.

Ю.Л.: До свидания.

Фото: rep.ru


 

Добавить комментарий

     
 
Регистрация на портале
Защита от автоматической регистрации CAPTCHA Введите слово на картинке *:    
 
Авторизация
 
Восстановление пароля
   
 
Регистрация
CAPTCHA

 
Восстановление пароля

Услуги


Все о логистике



 
 

 
'

Последние новости