Оставить сообщение
Название компании *

Телефон *

E-mail *

Сообщение *

   

Все поля обязательны для заполнения




ГлавнаяНовостиТаможенный союзУзкие места «Нового Шелкового пути»
22 Ноября 2016  00:00

Узкие места «Нового Шелкового пути»

Сентябрьская поездка Александра Лукашенко в Китай сопровождалась многочисленными рассказами официальных лиц и экспертов разного калибра о том, как много разнообразных выгод Беларусь получит от своего участия в транспортном мегапроекте «Новый Шелковый путь». Буквально каждый заявлял, что Беларусь в данном проекте евразийского транспортного коридора – ключевой игрок, так как непосредственно соединяет собой ЕАЭС и Европейский Союз. А значит, экономический эффект от участия в этом китайском проекте наша страна ощутит уже в ближайшие годы.

При этом, правда, есть риск того, что тогда промышленный парк «Великий камень», пафосно назначенный оазисом высочайших промышленных технологий, превратится в простой (хотя и очень крупный) офшорный склад для китайских товаров на границе с Европой, не принеся белорусам практически никаких особых выгод. В таком виде он китайцам действительно нужен. Cтроить же в нем высокотехнологичные производства – это прежде всего в интересах самих белорусов, а вот китайские компании в этом деле охотно помогут.

«Белорусско-китайские отношения установлены на самом высоком уровне по сравнению с другими странами, через которые проходит новый Шелковый путь, что обязательно предоставит гарантии правительств для более выгодных взаимных связей и откроет еще более широкие перспективы для развития сотрудничества между странами, – говорит глава представительства провинции Ганьсу (КНР) в Беларуси, проректор Университета финансов и экономики города Ланьчжоу, доктор экономических наук Дин Жуцзюнь. –Теперь наша задача – в полной мере реализовать стратегию строительства экономического пояса Шелкового пути и усилить торгово-экономическое сотрудничество с Беларусью. Сегодня наша провинция уже реализует в Беларуси целый ряд бизнес-проектов – от покупки сельхозпредприятий в Брестской области до реконструкции гостиницы «Гродно», которая была приобретена на аукционе корпорацией «Ганьсу Цюаньшэн». А производственная компания «Неду» (г. Цзиньчуань) вошла в Китайско-белорусский индустриальный парк и сейчас проходит стадию выбора инвестиционного проекта».


Но давайте посмотрим, откуда вообще пошла идея создать «Новый Шелковый путь»? Традиционно грузовые потоки между Европой и Азией идут морем. Но при этом растет спрос на новые транзитные решения – то есть сухопутным транспортом. Самые разные аналитики резонно замечают, что этот проект – результат нарастающего напряжения в китайско-американских отношениях. В 2014 году по объему ВВП Китай стал второй экономикой мира. Чтобы сохранить мировое лидерство, США начали возвращать «на родину» промышленные производства, ранее перенесенные в Китай. (При этом себестоимость товаров не растет благодаря широкому применению роботов и привлечению мексиканцев.) А когда значительная часть американских компаний закроет свои производства в Китае, Америка начнет создавать проблемы для китайского экспорта в США.

США уже сейчас давят на Китай через поддержку его противников в регионе. И особенно в Южно-Китайском море, где у Китая территориальный конфликт абсолютно со всеми странами, но прежде всего – с Вьетнамом. Однако именно через Южно-Китайское море проходит судоходный путь, по которому перевозится 70% китайского товарного экспорта – в большинство стран мира, и прежде всего в Европу – второй по величине рынок для китайских товаров.

Получается, что доставка китайских товаров в Европу по морю и так обходится дорого, а в случае обострения отношений с США может вообще стать невозможной. И вот тут появляется «Новый Шелковый путь», призванный обеспечить достаточно дешевый транзит китайских товаров на запад по суше.

Саму идею реанимировать древний «Шелковый путь» впервые озвучил в 2013 году председатель КНР Си Цзиньпин. Китай с самого начала решил не мелочиться – и создать одну из самых масштабных инфраструктурных сетей в мире, от Тихого океана до Балтийского моря, единый коридор для прямых поставок товаров с Востока на Запад. Для реализации проекта в Китае учредили Фонд Шелкового пути с бюджетом в $40 млрд. Проект предполагает создание нескольких сотен инфраструктурных проектов в рамках экономического пояса «Шелкового пути»: логистических хабов, железных дорог, автотрасс и индустриальных парков.

«Беларусь – это логистический перекресток. Мы находимся на ключевых транспортных маршрутах, связывающих Западную Европу с Востоком, Черноморское побережье со странами Балтийского моря, – говорит замглавы Администрации президента по экономике Николай Снопков. – Сегодня на территории Китайско-белорусского индустриального парка «Великий камень» идет активное создание «сухого порта» и комплексного логистического центра. Очевидны две узловые площадки экономического пояса Шелкового пути: округ Урумчи в Синьцзян-Уйгурском автономном районе КНР и Беларусь».

Минск отлично понимает, что на маршруте «Нового Шелкового пути» Беларусь оказалась в роли «бутылочного горлышка», самого узкого места, соединяющего Евразийский Союз с Европейским Союзом. Украину Китай как страну-транзитера не рассматривает из-за идущей там войны. А в Беларуси – стабильность, причем этот фактор в равной степени признают сегодня и в Евросоюзе, и в США, и в Азии. Большинство других стран по маршруту «Шелкового пути» подобной стабильностью похвастаться не могут – а значит, там издержки китайских бизнесменов окажутся более значительными.

Если говорить грубо, то сегодня наша страна может попросту продать свое «бутылочное горлышко», согласившись на создание анклава китайской экономики в Восточной Европе. Если же углубиться в вопрос, то становится понятно, что участие в проекте «Нового Шелкового пути» дает Беларуси уникальный шанс модернизировать собственную экономику за счет крупнейших геополитических игроков континента – Китая и Евросоюза. При этом нисколько не умаляется и роль Беларуси в Евразийском экономическом союзе – ведь транспортная артерия пройдет по его территории.

По некоторым оценкам, когда «Шелковый путь» начнет работать, через Беларусь может пойти около 10% товарооборота между ЕС и КНР. Это огромная цифра: сегодня товарооборот Китай-ЕС составляет около $600 млрд, то есть через Беларусь пойдет транзит на $60 млрд. И ведь в дальнейшем товарооборот еще будет расти.

Потому Китай вкладывает деньги уже сегодня. Только на создание инфраструктуры первой очереди «Великого камня» Китай выделил более $100 млн. В 2017-м эта инфраструктура будет достроена, и тогда в парк должны пойти новые инвестиции. Так, крупнейшая логистическая компания Китая China Merchants планирует инвестировать в логистический центр более $500 млн. до 2020 года. И уже сейчас она полным ходом ведет строительство собственной инфраструктуры, несмотря на то, что общая – «первичная» – инфраструктура парка еще не построена.


Точка опоры для Пакистана

Китай не скрывает свой расчет на то, что «Шелковый путь» «привяжет» соседние страны к Поднебесной, что, в свою очередь, даст преимущество в борьбе с главным геополитическим соперником в регионе – Индией. А теперь давайте вспомним, что сразу после встречи с Си Цзиньпином Александр Лукашенко отправился в Пакистан. То же самое было полтора года назад: в мае 2015-го Си Цзиньпин посетил Минск,  после чего Беларусь получила целый ряд кредитов и прямых китайских инвестиций, – и сразу после этого глава Беларуси полетел в Исламабад.

Пакистан – ни в малейшей степени не конкурент Китаю. Но он – его геополитический союзник в Азии, прежде всего как мощный фактор, сдерживающий Индию. Население Индии сегодня растет намного быстрее, чем население Китая; число их жителей сравняется в 2020 году. Индия меньше по площади, но имеет более выгодное географическое положение – например, у нее почти нет соперников в Индийском океане. А вот морские амбиции Китая сильно ограничены не очень дружелюбными к нему странами Юго-Восточной Азии. К тому же Индия пользуется особым расположением как американских, так и европейских политических бизнес-элит, которые не прочь поддержать главного соперника Китая в регионе.

При чем тут Беларусь? Сам Лукашенко, будучи в Пакистане, сказал очень четко и правдиво: «Рост вашей экономики, увеличение ее возможностей по зарубежному вложению капиталов создают благоприятные предпосылки для того, чтобы Беларусь по праву стала для Пакистана инвестиционным окном в Европу».

В самом деле, исторически так сложилось, что в Европе (за исключением Великобритании) Пакистан не очень жалуют – его там воспринимают как агрессивную страну и источник исламского фундаментализма. Ну а про расположение европейских элит к Индии я уже говорил.

Так сама собой вырисовывается еще одна схема. Беларусь получает китайское финансирование, нашу страну включают в мегапроект «Нового Шелкового пути», но и от Минска требуется не только логистическое участие в проекте. Беларусь должна стать также «опорной точкой» в Восточной Европе для политического протеже Китая – Пакистана. Впрочем, для нашей экономики – это только на пользу. И здесь, кстати, совсем не обязательно поступаться хорошими отношениями с Индией. Поскольку Беларусь не находится в Азии, ей вовсе не придется становиться на одну из сторон тлеющего там потенциального конфликта между Пекином и Дели.


Окно возможностей

«Новый Шелковый путь» не стоит воспринимать как проект, который направлен исключительно в будущее. Многие его элементы работают уже сегодня. Так, по информации пресс-службы Белорусской железной дороги, в сообщении Китай – Западная Европа – Китай по белорусской территории курсирует восемь контейнерных поездов: Китай – Польша (Чэнду – Лодзь); Китай – Германия (Чжэнчжоу – Гамбург); «Новый шелковый путь» Китай – Германия (Чунцин – Дуйсбург); «BMW» Германия – Китай (Лейпциг – Шэньян); «Сауле» Литва – Китай; DHL Китай через Забайкальск – СНГ/ЕС; «Форд» Германия – Китай (Дуйсбург – Чунцин, через Достык); Китай (Ухань) – Польша/Чехия.

О потенциале контейнерных перевозок в данном направлении в числе прочего говорит тот факт, что объем перевозок грузов контейнерными поездами по БЖД в сообщении Китай – ЕС – Китай в 2015 году более чем в пять раз превысил уровень 2013 года. По данным основного организатора таких маршрутов, немецкого экспедитора DB Schenker, поезд, состоящий из 41 контейнера с грузом, 10-11 тысяч км из Германии в Китай транзитом через Польшу, Беларусь, Россию и Казахстан проходит примерно за 17 дней. Это выходит на 20 дней быстрее, чем грузоперевозка морским транспортом. Сейчас оператор ставит задачу сократить время доставки до 14-15 дней, а также затраты на перевозку. «Необходимо работать над упрощением пересечения границ на стыке разной колеи и привлекать партнеров для поиска новых решений», – говорит член правления DB Schenker Ханс-Георг Вернер.

Но вот что нехорошо: цена сухопутной перевозки по сравнению с перевозкой морским транспортом выше на 60-70%. То есть китайские товары теряют одно из главных своих конкурентных преимуществ – дешевизну. Очевидно, сейчас через сухопутный «Новый Шелковый путь» выгодно возить только высокомаржинальные грузы, с высокой добавленной стоимостью, где транспортные расходы составляют небольшую часть в цене. Сейчас, в частности, это разного рода электроника, автозапчасти (BMW), брендовая одежда с коротким жизненным циклом.

Понятно, что в такой ситуации открывается окно возможностей для белорусских бизнесменов, работающих в сфере логистики. Им-то лучше, чем китайцам, известны все нюансы европейских грузоперевозок, особенно в Восточной Европе. А значит, появляется реальная возможность занять новую рыночную нишу, «оседлать» готовящийся пойти через Беларусь китайский транзит.

Если Беларусь сама не «пошевелится», то инициативу перехватят балтийские соседи. Не случайно в центре внимания 3-й встречи министров транспорта стран – участниц форума «Европа-Азия» (ASEM) в Риге был именно железнодорожный маршрут из Китая в Западную Европу. Участники форума согласились с тем, что он по скорости доставки предоставляет экспортерам значительные преимущества по сравнению с морским фрахтом, а по цене оказывается намного ниже, чем доставка по воздуху. Вице-министр транспорта Китая Вэн Мэнъюн заявил, что развитие мультимодальной транспортной связи по линии Азия – Европа является приоритетным направлением и важной основой для построения Шелкового пути. По его словам, масштаб и наличие большого количества точек погрузки позволит оптимизировать транспортные схемы для сокращения сроков и себестоимости перевозок. «Китай готов тесно сотрудничать со странами Евразии, чтобы способствовать развитию комплексной, безопасной и эффективной транспортной связи между Азией и Европой», – сказал Вэн Мэнъюн.

Однако, по его словам, «для интенсификации сообщения Азия – Европа необходимо согласовать стандарты законодательств стран-участниц транспортного процесса». Наилучший путь здесь – разработка и принятие общих наднациональных правил по всему маршруту «Нового Шелкового пути».

Источник: Delo.by


 
 
Регистрация
CAPTCHA

 
Восстановление пароля

Услуги

Все о логистике


Krone  
 

 

Последние новости