Оставить сообщение
Название компании *

Телефон *

E-mail *

Сообщение *

   

Все поля обязательны для заполнения




Юмор FM
ГлавнаяНовостиПроисшествия"Врач трижды повторил: он умрет".
03 Апреля 2018  00:00

"Врач трижды повторил: он умрет".

Вместо кабины большегруза — кровать с противопролежневым матрасом, за окном не бесконечная лента дорог — лишь кусочек неба да крыши домов: такая жизнь у 26-летнего дальнобойщика Александра Кныша началась почти год назад. Летом 2017 года он был в рейсе в Башкирии, где попал в ДТП.

 

Мечта детства — дальнобой


«Вырасту и буду как папа ездить на огромной машине в разные страны», — думал еще подростком Саша. Парнишка помнил, как его отец, когда еще был жив, ездил на тягаче в рейсы. А когда возвращался, рассказывал о дальних краях, привозил сладости и красивые вещи в хрустящих заграничных пакетах. Но мечта сбылась не сразу. Сначала Александр отучился в строительном колледже, потом пять лет колесил по Минску на «газельке», принадлежащей стройтресту № 35.

— На предприятии были большие машины, и я все просил начальство: ну пошлите меня на курсы — хочу пересесть на тягач. Отказывали…

Тогда Александр за свои деньги отучился на курсах на категории С и Е, уволился из стройтреста и пошел в дальнобой.

— На дальних перевозках и зарплата получше. А мне так хотелось заработать, купить квартиру и перевезти туда маму и старшую сестру. Ведь мы всю жизнь живем в общежитии от стройтреста: выделили его еще моему отцу. Больше надеяться было не на кого и не на что — отец умер, 29-летняя сестра после травмы оказалась нетрудоспособной, а мамина зарплата была слишком мала…

 

1.jpg

Несколько месяцев парень поработал на одного перевозчика — ездил в Россию, а потом перешел в транспортную компанию «ДС-Логистик» — география поездок там шире: кроме России ездят они и в другие страны, в том числе европейские.

— Стажировку прошел нормально, поэтому меня отправили ездить в рейсы самостоятельно. Кроме России я побывал в Польше, Германии, Чехии, Австрии, Италии. Работу эту легкой не назовешь, но я ей очень радовался.

«Взял в рейс свою девушку, радовались, что едем вместе»

В конце июня Александра отправили в рейс в Казахстан — в эти края водитель еще не ездил, поэтому немного опасался: какие там дороги, условия, где поменять деньги… Парень предложил своей девушке Алине поехать вместе с ним — получится совместное путешествие.

— Мы радовались, что едем вместе. Ехали нормально, режим труда и отдыха я не нарушал, никаких гонок.

24 июня — в день, когда произошла авария, Александр отстаивался и отсыпался до 12.00, а поэтому «не был уставшим и за рулем не засыпал». Созвонился с диспетчером, сообщил, что у него все нормально и отправился в дорогу.

— Когда заехали на территорию Башкирии, пошел дождь. Дорога была узкая: по одной полосе для движения в каждом направлении. Помню, что, разъезжаясь с красной Scania, идущей со встречного направления, ее кабина задела мой прицеп. Почему так получилось — я не знаю. А потом помню момент, как навстречу мне летит DAF.

В доли секунды Саша решил, что сложит тягач с прицепом в «ножницы» — по его расчетам, встречный DAF тогда врежется в прицеп, а не в кабину, и они с Алиной не постарадают.

— В правый кювет машину положить я не мог — ведь с той стороны сидела Алина — весь удар бы пришелся на нее.

Но удар DAF все же пришелся на кабину тягача Александра, после этого он уже ничего не помнил…

 

2.jpg

 

 «Чего приехали? Ваш сын умрет!»

Очнулся Александр уже в реанимационной палате больницы города Туймазы и долго не мог понять, где находится. На соседней кровати лежала Алина — она была в сознании и могла говорить. Врачи сообщили, что у ребят тяжелые травмы: У Алины переломы костей и позвоночника, у Саши перелом шейных позвонков, травмирован спинной мозг, из-за чего у парня перестали двигаться ноги, а руками он шевелил еле-еле. Сразу после ДТП ему сделали операцию.

— Мы от детей узнали, что они попали в серьезную аварию — ДТП произошло в субботу, а они нам позвонили в воскресенье. Я связалась с фирмой, на которой работал Саша, там выделили бусик, и в тот же день мы с моей двоюродной сестрой и Алининой мамой поехали в Башкирию, — подключается к беседе Сашина мама Анна Михайловна. — Там нас бесплатно приютили люди, которых мы нашли через интернет. Каждый день я ходила в больницу. Насчет здоровья Саши врач в Туймазы меня ошарашил: сказал, что зря я сюда приехала, мол, сын все равно умрет. Три раза он мне эти слова повторил…

 

3.jpg

 

О последствиях аварии Александр не знал. Мама, чтобы успокоить его, говорила, что с машиной все нормально, только небольшие поломки, которые уже устранили. В реанимацию к парню приходил башкирский следователь, но из-за своего состояния Александр не мог рассказать ему каких-то подробностей.

Через несколько дней ребят перевезли в больницу в Уфу.

— Алинке в Уфе сделали операцию: в позвоночник вставили металлическую конструкцию и она вскоре смогла встать на ноги. А я как слег, так и лежу до сих пор. Хотя уфимский врач Роза Раисовна мне тогда сказала: через полгода ты сядешь в инвалидное кресло, а еще через некоторое время встанешь на ноги, — вспоминает Саша.


«Получил первую группу, а с работы уволили…»

У Алины были не такие серьезные травмы, как у Саши, поэтому вскоре после операции родственники ее смогли перевезти в Минск. Деньгами для транспортировки помогли друзья и неравнодушные люди. Александр же попал домой только через полтора месяца — в августе, раньше везти его 2 тысячи километров запрещали врачи — состояние парня было еще очень нестабильным.

 

4.jpg

 

Анна Михайловна говорит, что представители фирмы «ДС-Логистик» в России, где работал Саша, раньше постоянно с ней связывались — спрашивали, как Сашино состояние.

— Фирма сначала хорошо помогала: переводили мне на карточку небольшие суммы, когда я была в Башкирии. Потом выделили Саше материальную помощь тысячу долларов и оплатили транспортировку до Минска — она стоила 3 тысячи долларов. Лечение в больнице покрыла медстраховка.

Дома Сашу ждали повторные операции и лечение в РНПЦ травматологии и ортопедии, потом реабилитация.

 

5.jpg

 

— Понятно, что работать уже я не мог, поэтому оформил инвалидность — дали мне первую группу, а с работы уволили по состоянию здоровья. После того как я приехал с реабилитации, мама тоже уволилась, чтобы присматривать за мной. Так мы потеряли ее зарплату, хоть и небольшую.

«Не спрашивайте, как живем»

Сейчас Анна Михайловна ежемесячно получает 199 рублей 32 копейки — деньги, которые полагаются человеку, ухаживающему за инвалидом. Саша, хоть и оформил инвалидность в ноябре, пенсию пока не получал — семья дожидалась, что травму признают производственной.

— На эти 199 рублей живем мы втроем: я, Саша и дочь Катя, которая работать не может, а инвалидность ей не дают. При этом 187 рублей мы должны платить за общежитие — оно у нас считается арендным жильем. Как живем? Не спрашивайте, — махнула рукой Анна Михайловна, и глаза ее наполнились слезами. — Если бы не друзья сына, которые периодически помогают деньгами и продуктами, то, наверное, и не выжили бы. Еще иногда помогают коллеги сына с работы — привозят нужные таблетки из-за границы: у нас они стоят гораздо дороже.

 

6.jpg

 

Одна такая таблетка стоит в Беларуси больше 40 рублей, медикамент нужно принимать раз в месяц. Кроме этого препарата, требуется прием еще множества дорогостоящих лекарств

Анна Михайловна говорит, что сейчас из компании «ДС-Логистик» ей звонят очень редко, а помощь уже никакую не оказывают.

— Только если я позвоню, напомню о том, что Саша есть, то они мне перезванивают. Мне непонятно, будут они помогать еще или нет. Оформили травму сына как бытовую. Почему, я не совсем понимаю… А до нового года приходили повестки из отдела МВД в Башкирии — Сашу вызывали на допрос как подозреваемого в совершении ДТП. Понятно, что он не смог туда явиться…


Анна Михайловна не скрывает, что в моменты отчаяния ей кажется, что силы уже на исходе.

— Поняла, что никому мы особенно-то и не нужны. Даже медицинскую помощь из нашей 11-й поликлиники я добиваюсь с боем: анализ крови взять не могут, узких специалистов на осмотр Саши не присылают, врач ЛФК занят. Если сам не будешь стучаться во все двери, то и погибнешь.


«Мечтаю выйти из общаги на ногах и завести семью»

Сейчас у семьи надежда только на друзей и близких: они сделали специальную конструкцию, в которую помещают Сашу вертикально, повесили к потолку эспандер, помогают занести парня в душ. Ну, а остальное — в руках матери: она помогает делать зарядку, массажирует руки и ноги Саши, кормит его, переодевает, расчесывает и протирает тело.

 

— В июне мне нужно снова ложиться на операцию — удалять оссификаты (костяные наросты) с тазобедренных суставов. Потом реабилитация. Что будет дальше — я не знаю. Но очень хочется встать на ноги и выйти из общежития самому. Я даже задачу перед собой такую поставил — не появлюсь на улице, пока не буду ходить.

Саша очень мечтает, что уже в следующем году он выздоровеет, а потом сможет пройти медкомиссию и снова вернется на любимую работу — в дальнобой.

— А еще хочу завести семью: это главное для любого человека. И детей хочу, — сказал парень, а его мама тихонько заплакала.


Поддержать Александра Кныша все желающие могут, связавшись


 с ним через его страницу в социальной сети «ВКонтакте».


В компании «ДС-Логистик» AUTO.TUT.BY удалось узнать, что по факту ДТП в Башкирии было возбуждено уголовное дело, в котором Александр Кныш фигурирует как подозреваемый. Его неоднократно вызывали на допросы, но по состоянию здоровья прибыть туда он не мог. Из-за этого расследование дела сейчас приостановлено.

— ДТП с дальнобойщиками в рейсах бывают. Но мы никогда не бросаем своих водителей. Так же произошло и с Александром. Еще неизвестно, кто будет признан виновным в той аварии — Саша сейчас подозреваемый, но несмотря ни на что, парня мы не бросили: выделяли материальную помощь и помогли с транспортировкой. Мы даже не поднимали вопрос по поводу тягача — он разбит и восстановить его было невозможно. Вопрос также был, почему он взял с собой пассажира, которого брать было запрещено.

В фирме пояснили, что на месте ДТП сразу был нанят адвокат, он там сейчас работает. Деньги с Александра за юридическую помощь компания не требовала.

— К сожалению, российская комиссия по труду, созданная при госструктуре, не может дать заключение, что травмирован Александр был на производстве, потому что следствие пока не закончено и неясно, кто виноват в ДТП. А дело не заканчивается, потому что Саша не может быть допрошен. Вот такой круг получается, который мы перепрыгнуть не можем.

 

Комментарий юриста: «Уточните, что положено в случае травмы, когда устраиваетесь на работу»


— В этой истории важно, чтобы работодатель признал, что его травма производственная. Для этого существует порядок расследования несчастных случаев и нанимателем составляется акт о несчастном случае на производстве, — говорит Сергей Хмылко, адвокат адвокатского бюро «Хмылко, Ярмош и партнеры». — При этом важно знать, что при таком расследовании наниматель вправе давать оценку и степени вины (грубой неосторожности) потерпевшего в зависимости от значимости нарушений, допущенных им. Однако каких-либо точных формул расчета степени вины законодательство не содержит.

Если водитель не виноват в ДТП, которое произошло, к примеру, ввиду отказа тормозов, то он вправе рассчитывать на полноценные страховые выплаты.

Однако если сам водитель допустил грубую неосторожность, к примеру, был в состоянии алкогольного опьянения или начал обгон, не убедившись в безопасности, то размер страховых выплат будет уменьшен в зависимости от его вины.

Отказ в составлении акта (включая непризнание факта несчастного случая, отказ в проведении его расследования), а также содержащиеся в нем сведения, в том числе о степени грубой неосторожности потерпевшего, могут быть обжалованы в суде.

Сергей Хмылко уточнил, что помимо страховых выплат, связанных с утратой трудоспособности, потерпевшему за счет обязательного страхования положены и дополнительные расходы: медицинская помощь, лекарства, специальный уход, реабилитация и т.п.

Кроме обязательного страхования, с которым водители-дальнобойщики отправляются в рейс, при травмировании на производстве им могут быть положены дополнительные выплаты уже со стороны нанимателя.

Для этого юрист советует работникам уточнять у нанимателя, есть ли в компании такие дополнительные документы, как:


1. Договор добровольного страхования ответственности нанимателя перед работниками, благодаря чему будут предусмотрены повышенные выплаты в случае причинения вреда своему работнику.


2. Коллективный договор, положение об оплате труда или положение о предоставлении материальной помощи, которые бы предусматривали компенсацию в случае травмирования.


— Как правило, все эти документы есть лишь на государственных или крупных частных предприятиях. Иметь их — это право работодателя, а не его обязанность. Этим правом пользуются не все, потому что это дополнительное финансовое бремя на предприятии.


Источник:
auto.tut.by

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

 

 

 

 


 
 
Регистрация
CAPTCHA

 
Восстановление пароля

Услуги


Все о логистике



 
 

 
'

Последние новости